КРЫМСКИЙ ОРЕЛ

Опубликовано:

05 декабря 2016
КРЫМСКИЙ ОРЕЛ

Это высокое неофициальное звание присваивается восходителю, налетавшему в сумме при восхождениях в Крыму более 40 метров.

Долгое время мои достижения были весьма скромны. Но вот наступил тот день, который сделал меня членом клуба избранных.

Произошло это на горе Сокол в апреле 2013 года. С погодой нам повезло и за два дня мы пролезли две двойки и готовы были перейти на следующий уровень. На третий день нас ждала тройка под неблагозвучным названием «Деревяшка».

В то злополучное утро ветер начал будоражить море и гнуть деревья. В общем, небеса были против, чтоб мы куда-либо лезли и мой жизненный опыт задом почувствовал, что сегодня лучше остаться дома, но меня окружают суровые парни из МЧС, они мастера спорта по всякой фигне и не могут ждать милости от природы, а, судя по их песням, подвиг для них — это просто работа, так что участь моя была предрешена. Единственное, что я смог, так это убедить героев поменять маршрут на менее ветреный.

Не дуло в тот день на тройке Б «По ножу», потому как смотрела она не в сторону Турции, откуда натовские приспешники злобно дули на нас из всех своих вентиляторов, а на Голицинский завод шампанских вин. Хоть вид и не на море, зато душу греет. Единственное, что смущало, так это полное отсутствии желания куда-либо лезть и смутное ощущение, что там не всё так просто, как написано…

На штурм мы отправились тремя связками двойками. Лидировала двойка упитанных спортсменов. Во второй я и Запорожец (это не погоняло, а фамилия) и она такая же маленькая, как одноимённый автомобиль, её общий вес вместе с системой, карабином и восьмёркой составляет чуть больше сорока пяти килограммов. Завершала наш караван именитая двойка мастеров спорта по завязыванию узлов и бухтованию верёвки. Они были настолько круты, что носили тёмные очки, чтобы своей крутостью не ослепить друг друга, и разговаривали между собой исключительно по рации, даже на станциях.

Первые две верёвки не вызвали никаких проблем, а вот третья оказалась роковой, но не для всех. Снизу ничего не предвещало беды, подумаешь «6а», первая половина верёвки относительно пологая и есть куда положить закладки, посередине стоит сухая сосна, а вот дальше скала становится покруче и выглядит менее монолитной. Но, несмотря на это, первая связка благополучно прошла её. Поэтому я отправился на неё полон оптимизма, у меня Ж ОПЫТА больше. До сосны демонстрировал своё мастерство по запихиванию по щелям разнообразного железа, типа гекс и стопперов, правда особой нужды в этом не испытывал. На сосне повесил оттяжку не как обычно — повыше, чтобы верёвка не тёрлась о рельеф, а у корня (инстинкт сработал) и оттяжку удлинил (инстинкт не сработал).

Скала стала набирать крутизну, но ноги ещё стоят, затем упираюсь в щель, набитую рыхлой породой, вроде и есть куда положить закладки, только надежды, что они помогут в критическую минуту, никакой, скорее, наоборот, добавят к проблеме ещё кучу камней. Сразу вспомнил, что именно из-за этого места пять лет назад на КСС нам не рекомендовали идти этот маршрут. Предупредив лучезарную связку о грозящей ей опасности, отправился дальше испытывать судьбу.

Всё то время, что лез вдоль этой щели, судьба снисходительно улыбалась мне, а когда все ужасы оказались позади и держался руками за полку, на которой угнездилась первая связка, судьба ухмыльнулась..

Я даже не понял, что произошло, всего лишь хотел перехватиться, как меня стало разворачивать как дверь, только и успел крикнуть: «Камень!» — и отправился в обратный путь. Я был уверен, что до конца доедут только уши, и не строил никаких иллюзий по поводу пребывания на этом свете.

Первым, что приняло удар судьбы, было то самое место, где сосредоточился весь опыт. Второй оказалось голова, но так как она была обута в каску и весила несопоставимо с опытом, то и пострадала только каска. Дальше был стремительный спуск на опыте и ожидание новых ударов судьбы. Мимо пролетела сосна и мысль «нафига я удлинял оттяжку?».

Процесс сглаживания рельефа с помощью нехитрого приспособления – задницы, закончился когда у Запорожца кончилась верёвка. Дальше лететь не позволило дерево, к которому она была заблаговременно привязана (сосна тоже осталась на месте).

Убедившись, что произошло чудо, и после такого приключения серьёзно пострадала только задница, решил встать на ноги, но, видно, из-за резкого сброса высоты они слегка трясутся. Супермены даже очки сняли, чтобы лучше разглядеть, что это к ним прилетело, затем начали по рации оповещать весь мир, что видели чудо, оно матерится и пытается встать на ноги.

Верхняя связка была свидетелем только старта и очень сильно расстроилась, что основным зрелищем наслаждались только «низы». Рация требовала подробный отчёт о пострадавшем и разрушениях на нём. Из разрушений: сильно пострадали штаны, кожный покров правой ноги и место, куда она крепится, слегка пострадала каска и ладонь правой руки. Ещё непонятно, что с голеностопом левой ноги, явных разрушений нет, только уж больно его грузить.

Когда прошла трясучка, включился опыт «сын ошибок трудных» и напомнил, что «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Я тут же поделился своим опытом с героями. Они тоже решили, что лучше, пока старик ещё ходит, пусть себе потихонечку кондыбает вниз, благо привязан к верёвке и никуда далеко уже не убежит.

Этот спуск не был столь стремительным как предыдущий, мешала верёвка, раны и угрызения совести, что обломал ребятам восхождение. Несмотря на долгий спус,к мы с одним из суперменов ещё два часа любовались, как три бойца МЧС спускали сорок пять с небольшим килограмм Запорожца вниз.

Это зрелище натолкнуло на странную мысль — раньше было почётно Родину защищать, а теперь спасать, что от неё осталось (сорок пять с не большим килограмм)..

Вернулся домой на своих двоих, оставшиеся два дня был прикован к постели и окружён заботой и лаской. Хохлятское телевиденье на своём смешном языке повествовало о разрушениях, нанесенных вражескими вентиляторами, и ни слова о жертвах этого налёта, а я лежу и думаю: «Что же я такое должен ещё сделать в этом мире, что меня не отпускают в другой?» — не то, чтобы я туда спешу, но всё-таки странно.

Кормилицын Сергей Юрьевич, Апрель 2013

Поделиться: