ДОРОГА НА ИИКТУ

Опубликовано:

29 октября 2016
ДОРОГА НА ИИКТУ

Не прошло и пяти лет как в воздухе снова запахло Алтаем.

Как только идея была озвучена, в клубе появилось много желающих принять участие в этой авантюре. Но одно дело сказать я хочу, а другое закупить еду, билеты, снаряжение. И когда дошло до денег, народ начал отваливаться, ссылаясь на кризис, учёбу, дела, отсутствие времени и бабла. В общем, нашлась масса уважительных причин, чтобы остаться в живых.

В стране бушует кризис, мировая экономика трещит по швам, олигархи трясутся за свои миллионы, президент замахнулся на святыню Российского предпринимательства – Черкизовский рынок, а мы трясемся в поезде Москва – Барнаул. Каштан сразу нашел себе собутыльника и у него уже начались приключения. Разбитое окно в ресторане, одинокая девушка в СВ.

В Барнаул въехали на рассвете, там нас уже поджидала вторая половина нашей экспедиции. В отличие от нас, они прилетели на самолёте и ещё не успели адаптироваться к смене часовых поясов, поэтому не разделяли радостного настроения Каштана, а просто тупо хотели спать. Газель, которая должна нас отвезти на другой конец Алтайского края, застряла в каких-то пробках, и её пришлось ждать. Каштан не хотел выходить из нирваны и запасся пивом продолжая трепать нервы окружающим. Наконец газель появилась и все с облегчением вздохнули. Каштан переключился на водителя и стал ему разрушать мозг. Водитель уже третьи сутки пытается озолотиться за счёт турья. Он не расположен шутить, а тоже хочет спать. Он даже жену с собой возит, чтобы она видела, как тяжело ему достаются эти рубли. А Каштана это не волнует, он то хочет купаться, то жрать, то срочно надо в туалет, то в припадке эйфории начинает поливать всех пивом. Если кто не знает, Алтайский край покрывает всю Европу и водитель спешит на другой конец, чтобы выгрузить нас и забрать обратно другую группу, которая его там уже ждет  Каждые два часа он по телефону обещал, что через час будет на месте. Но к газели забыли приделать крылья, а Чуйский тракт не европейский автобан, хотя лучше чем МКАД. В Акташ мы попали уже ночью и водила почему то решил, что мы проголодались и завез нас в забегаловку где мы ещё раз перекусили. Здесь он узнал, что его уже никто не ждёт и расслабился.

Мы едем ночью по трассе, фары вырывают из темноты узкую полоску асфальта, а в голове зазвучали волынки. Закрываю глаза, и музыка смолкает. Открываю, опять зазвучала. Всё, думаю, началось, крыша поехала. Каштан уже переключил своё внимание на Мишу. Его очень интересовало, что делает Миша в мирное время, кроме того как занимает должность тестя Козлова. Во время допроса мы узнаЛИ, ЧТО В РОССИИ КРОМЕ КАШТАНА ЕСТЬ ЕЩЁ ОДИН ФИЗИК, А ПОСЛЕ ТОГО КАК ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО МИША ЗНАЛ САМОГО САХАРОВА, Каштан начал просто пресмыкаться. Миша попытался как то снизить нагрузку на печень Каштана и приобщился к пиву, но быстро сдался и Каштан в одну харю уговорил 3 литра. Наконец водитель не выдержал и сообщил, что собирается спать. Никто и не возражал. Лучше по утру добраться до кишлака, чем быть сенсацией для журналюг. «ЕЩЁ ОДНО ДТП С УЧАСТИЕМ ГАЗЕЛИ!!! ЕСТЬ ПОСТРАДАВШИЕ!!!» Мы съехали на обочину и уже готовы были уснуть там, где сидим, но не тут-то было, Каштан начал икать. Делал он это так смачно и от всей души залитой пивом, что сотрясался весь микроавтобус. Так мы и встретили рассвет, под убаюкивающие ИК…ИК…ИК. Водитель не смог больше терпеть и как только тьма отступила, и стала хоть чуточку видна дорога, он так втопил, что мы уже в 6 утра были в эпицентре землетрясения 2004 года – кишлаке Бельтир. Водила даже не спрашивал где высадить, а вывалил нас около моста и рванул обратно. Теперь нам среди развалин надо найти что-то, что может передвигаться с помощью двигателя внутреннего сгорания, а тут гуляет только ветер. Такое ощущение, что здесь жизни нет, из уцелевших зданий только футбольный стадион. Но жизнь появилась, как только взошло солнце и по мере того как оно поднималось всё выше и выше, жизни становилось всё больше и больше. Она выползала из каких то подворотен, щелей, руин и развалин. Мычала, блеяла и гавкала. После четвероногой жизни появилась двуногая и судя по внешним признакам ещё не протрезвела. Договариваться насчёт транспорта отправили всё того же Каштана. Ему легче общаться с себе подобными, а чтобы он опять не напраздновался, отправили с ним Шурика.

Пока они ищут средства передвижения, я обрисую краткую характеристику нашей команды. Скажу сразу, мы не спортсмены. Нас не интересуют ни количество километров, ни категория перевалов, ни мнение чиновников и журналистов. Мы свободные люди в свободной стране, как обещали нам все четыре конституции, и нам хочется полюбоваться красотами нашей Родины, пока её ещё не распродали и не про….. Наш маленький коллектив можно разделить на три части: старпёры, молодняк и красота. К первой отношусь я, Андрюха и Миша. Андрюха решил тряхнуть стариной, но боялся, что она отвалится и он будет обузой. Я его знаю 30 лет и если кто и будет обузой, то не он это точно. О Мише мы знали только что он тесть Козлова, а теперь знаем что он ещё и физик со стажем. В молодняк попали те, кому не было ещё 30, но уже за 20 и они могут нажраться без разрешения родителей: Каштан, Шурик и Ванэс. Если о Каштане вы уже имеете представление, то эти двое мало чем отличаются от первого и трезвые были, лишь благодаря резкой смене часовых поясов, которых в этой стране так много, что это заметил даже президент. Красота это Машка и Ирка.

Вернулись переговорщики и сообщили, что в этом городе хаоса и разрухи машин нет. Вырисовывалась перспектива начать качать ноги прямо отсюда. Вдруг из ближайшего сарая появилось тело, и стало рекламировать возможность своего волшебного УАЗИКА. Мы засомневались, что 8 человек смогут втиснуться в эту сказочную машину. НЕ ВОПРОС сказало тело и через пять минут перед нами стояло два УАЗИКА и мы договаривались о цене аттракциона. Такое ощущение, что все в этой стране считают, если ты живешь в Москве, значит печатаешь деньги. Скостив назначенную сумму на две тысячи деревянных и ткнув пальцем в точку на карте, куда нам надо попасть, начали грузиться. Вообще-то эти Уазики не предназначались для перевозки людей и задние сидения отсутствовали, поэтому мы легко набились по четыре души с поклажей в каждую машину, расселись на свои рюкзаки, и начался аттракцион. Так как в этих краях дорога чисто условное название то гаишников тут нет, а раз нет гаишников, то никто не сможет проверить в каком состоянии ты сел за руль и лишить тебя водительских прав (а нужны ли вообще здесь эти права?). Вчера тут был национальный праздник, день чабана и наши водители были слегка не в себе, только жажда лёгкой наживы заставила их сеть за руль. Если в нашей машине, старпёров, водитель был постарше и понимал всю важность момента (ему надо ещё придумать как вернуть «свои» две тысячи), то у молодняка водила был помоложе и не ломал голову такой ерундой, а как только отъехал от кишлака для приличия метров на 500, достал пузырь, вмазал стакан и со славами ВОТ ЩА ЕЗДА ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ бросился нас догонять. После третьего стакана он попросил закусить. А теперь представьте, что вы попали на танкодром и вас на всех парах везёт пьяный отморозок по дороге, где с трудом проходят танки. Вот, собственно говоря – это и есть аттракцион, и вы за него платили деньги. В наиболее проблемных местах наш водитель останавливался и ждал своего более молодого, но менее трезвого коллегу по бизнесу. После того как машина набитая молодняком преодолевала препятствие, мы отправлялись дальше. За время пока из нас пытались вытряхнуть душу, мы узнали, что алтайцы мечтают попасть в разряд малых народов, что бы за это тянуть с государства деньги. Пришлось их успокоить, что с такой политикой мы все скоро будем малые народы. Также мы посочувствовали жертвам стихийного бедствия. НЕЕЕЕ!!! ЭТО ВСЁ САМО РАЗВАЛИЛОСЬ. И показал нам настоящие следы катастрофы: камень величиной с джип, влетевший в кошару и оползень. Половина противоположного склона сползла вниз. Наконец наш водитель начал воплощать в жизнь план по возвращению, как он считает, теперь уже своих денег. УАЗИК остановился и водила сообщил, что аттракцион закончился. Мы ему вежливо так, какова фига, нам очень понравилось и хотим ещё, а он почуял себя монополистом, как МПС или аэрофлот и хочет озолотиться как они, пока не стал малым народом. Вы, говорит, оплатили только до этого места. Я ему тычу пальцем в карту, место, куда мы договаривались, а он включил дурака, плати больше, уедешь дальше. Пообещали ещё две штуки, и УАЗИК снова весело поскакал по кочкам. Следующий номер в нашей программе – это мост. Мост как мост, деревянный, только спуск к нему под 45 градусов и мы уже несёмся к нему, как с американской горки вниз, в надежде, что рука водилы не дрогнет. Не дрогнула и мы влетели на мост, как бильярдный шар в лузу. Не дрогнула рука и у молодняка. Такое ощущение, что ездят они тут по принципу, ТРЕЗВЫМ В ГОРЫ??? ДА НИЗАЧТО!!! ЭТО ЖЕ ОПАСНО!!! Всё это происходило на глазах бедолаг, которых на день раньше высадили перед мостом. С таким подходом аборигенам не видать денег малых народов. Высадили нас за два километра до того места, куда я тыкал пальцем и помчались к бедолагам трясти c них бабло. Мы за один переход добрались до места и с облегчением вздохнули, не надо ни куда ехать и Каштан нигде ни нажрётся, хотя бутылку Анапы он с собой притащил

Начались суровые, экстремальные будни. Первым делом Миша утопил свою козЫрную ложку и для того чтобы две недели не любоваться как другие с наслаждением набивают брюхо горячий пищей, а потом унижаться и не клянчить ложку чтобы давиться своей холодной, он начал ваять новое приспособление для утоления голода. Второе по важности дело – это поделить еду и газ на две кучи. Первую мы должны израсходовать за две недели, вторую после, когда вернёмся. Доверили эту высокую миссию молодняку, чтобы набирались опыту. Им ещё жить и жить, если конечно повезёт в этом походе. Вообще они занимались организацией этого мероприятия. Я только строил планы и чем ближе к выезду, тем планы были страшнее и грандиознее. А перед самым отъездом у Ванэса вообще началась паника, он понял, при таком количестве опасностей, которые я запланировал, его шансы выжить свелись к нулю, тем более шансы его жены Ирки, которую он заманил лишь тем, что Алтай южнее Крыма. Шурик его успокоил: «старик уже не тот, что был тридцать лет назад, более адекватен и связки у него порваны так, что подвигов ждать не придётся». На счёт связок он прав, мне их сшивали в прошлом году. Теперь я сижу, любуюсь красотой, ради которой четверо суток терпел пьяные выходки кандидата физических наук, на меня смотрит священная гора Икту, и я не знаю смогу ли вообще куда-нибудь идти не то, что влезть на неё.

День первый.

Молодняк отправился делать заброску, а инвалиды, старики и женщины отправились навстречу опасностям. Первая подстерегала нас около лагеря это река. ГОРНАЯ РЕКА! СУНУЛ ПАЛЕЦ – ОТОРВЁТ ПАЛЕЦ, СУНУЛ РУКУ – ОТОРВЁТ РУКУ. Примерно так описал это великий советский писатель Поваляев. Нам, слава всевышнему, ничего не оторвало. Мы встали цепью, проредив старпёров красотой, взялись за руки и вошли в кипящий поток. Орали так, что с соседней кошары прибежали аборигены, полюбоваться редким зрелищем. На другой берег попали раньше, чем начало сводить ноги. Ирку так взбодрило это мероприятие, что её рюкзак стал меньше весить. Пока обсыхали и приходили в себя, с гор спустилась группа земляков. Они приехали сюда на неделю раньше и за аттракцион заплатили в два раза больше. Я сразу обрёл душевный покой, а Миша ложку. Теперь уже они полезли в реку, а мы наверх к белоснежным вершинам. До вершин не позволила дойти старость, и мы разбили лагерь, не доходя до ледника. В ожидании молодняка Миша строил великую китайскую стену от ветра, Ирка в экзотических позах фотографировала цветочки, Андрюха фотографировал Ирку, Машка готовила корм для самцов, а я обложился картами и пялился на Икту. Допялился, разглядел на склоне группу восходителей и пытался понять спускаются, или ещё поднимаются. Уже вернулись наши отчаянные парни, поведали о героическом форсировании реки (там где нам было по колено им было по пояс), уже схомячили Машкину стряпню, а точки, которые я назвал восходителями оставались на прежнем месте. Ложились спать с мыслями о трагедии, разыгравшейся на Иикту.

Второй день.

Утром картина не изменилась, точки на снегу оставались на прежнем месте, а мы собрали лагерь и снова двинулись на встречу неизвестности. Из двух дорог мы как всегда выбрали худшую, по живой сыпухе. Шурик бил копытом и хотел ночевать уже под перевалом. А Ирка с первым шагом по камням поняла, что её обманули, и сообщила об этом мужу: «ВАНЯ ЭТО НЕ МОЁ». Переход действительно был не простой, и красоте досталось больше всех. Им даже не помогло умение ходить на шпильках. Куда бы ты не наступил, всё под ногами шевелится, едет и скользит потому, как всё это лежит на льду. В одном месте даже пришлось вспоминать, как рубят ступени из-за того, что ручей слизал все камни со льда. Это была та капля, которая надломила волю очаровательной супруги Ванэса. Дальше была просто борьба за жизнь. Но, несмотря на это, она шла, и мы все таки выбрались из этой каменной ловушки, и вышли на ледник. А здесь нас накрыл дождь и мы тут же промокли. Мораль упала на три пункта. В таком состоянии нечего мечтать о ночёвке под перевалом. Нашли роскошную поляну, и пока все, кто ещё мог держать в руках ледоруб, разбивали лагерь, я отправился искать проход среди сераков, которые преградили нам путь. Наметив боле менее приемлемый вариант и оставшись в живых, спустился вниз, а там уже молодняк учит красоту ходить на кошках. Приобщился к образовательному процессу. Убедившись, что красота не только научилась одевать кошки, но и стоять на них мы отправились на ужин. Ужин отличался от вчерашнего только гарниром, вместо гречки рис, дальше как вчера: сухое мясо, чай и сухарь.

Третий день.

Ночью слегка присыпало снегом. А утром Ирка встала в ожидании новых ударов судьбы по её психике. Завтрак был более скуден чем ужин: овёс фирмы Быстров, горсть сухофруктов и чай с сухарём. (Хочешь похудеть спроси меня как). Процесс приготовления завтрака был бесхитростен. Миша, из-за плохого качества своего спального мешка, вылезал первый из палатки, кипятил воду и сообщал об этом всем: «ПАВЕЛ ВОДА ВСКИПЕЛА!!!» Каштан с огромным усилием воли заставлял себя покинуть свой тёплый, хорошего качества спальник, чтобы выдать каждому по пакетику каши и сухарь. После завтрака начали готовиться к встрече с новыми опасностями и трудностями: надели системы, кошки, достали верёвки, карабины и ледобуры, напялили каски и в путь.

Ледопад проходили по намеченному варианту двумя связками четвёрками. В одном месте даже завернули ледобур для самоуспокоения потом вверх по склону в 45 градусов. Самое муторное – это топтать ступени в снегу, особенно, когда идёшь вверх. Но если доверить это другому, то будет ещё хуже, то он не туда идёт, то не так идёт, в общем одно расстройство и ты ещё больше злишься. Поэтому я предпочитаю идти впереди, в своём темпе. По мере того как набираешь высоту, в голову лезет всякая ерунда. Кто-то в моём возрасте уже пристроил свой зад в этой жизни, кто-то торгует нефтью, кто-то газом, кто-то Родиной, кто-то уже в законе, кто-то над законом, а я тут по колено в снегу в августе месяце на краю огромной страны под названием Россия куда-то лезу. За мной плетутся такие же ненормальные. Наконец мы выбираемся наверх, и перед нами открывается огромное поле изо льда и снега, располосованное трещинами. Вы когда-нибудь были в Англии и бродили по их лабиринту? Я нет, но этот лабиринт ничуть не хуже, даже уровнем будет повыше, тысячи так на две. Теперь мы плутаем по этому лабиринту, а тут ещё ветер ледяной крошкой в лицо. ВОТ ТАКОЕ ХРЕНОВОЕ ЛЕТО!!! Выбрались из лабиринта, накрыло облако. Теперь блуждание в молоке. Присели отдохнуть, облако приподнялось и мы оказались под перевалом Девяти (2б). Именно сюда вчера так стремился Шурик. Увидев перспективы на завтрашний день, молодняк назвал это Ж…. и мы пошли дальше по снежной долине в сторону огромного седла к перевалу НА ТРОИХ (1б). Прослеживалась какая-то закономерность, чем ближе тебе кажется цель, тем дольше к ней идти. Вот и сейчас, вроде вот он перевал рядом, а такое ощущение, что пока ты к нему идёшь, кто-то от тебя его отодвигает. Ты снова опускаешь голову и переставляешь ноги в надежде приблизить заветную цель, потом снова подымаешь голову, а цель не приблизилась ни на метр. Только когда смотришь назад, то по следам понимаешь что ты всё таки шёл, а не стоял на месте. Как бы ни было долго и нудно, но мы добрались до перевала. Я вообще-то собирался здесь заночевать, около ледникового озера, полюбоваться закатом, а если повезёт, и мы не проспим то и рассветом и только утром спуститься вниз, но народ так наелся этой чёрно-белой красоты, что просто трясся от нетерпения слинять вниз. Машка даже поинтересовалась, будет ли вообще у нас лето. Она КМС по беговым лыжам и «любовь» к низким температурам ей привили с самого детства.

Спуск с перевала был на южную сторону, благодаря этой географической особенности, снега там не оказалось, зато были гнилые скалы и много, много живых камней, что придавало спуску особую остроту. Вообще когда смотришь вниз, то кажется, что спуститься невредимым невозможно, только когда начинаешь идти, видишь варианты безопасного спуска. Задача первого выбирать путь так, чтобы задние его не прибили камнями, которые вылетают у них из под ног. К счастью все подарки сверху пролетели мимо, и мы спустились без потерь. Даже красота внешне не пострадала. Осталось только дойти до озера с айсбергами, которое уже видно внизу. Так как старость уже давно даёт о себе знать, отправляем вперёд молодняк. Все они являются обладателями дипломов о высшем образовании и знают, что кратчайшее расстояния от точки до точки это прямая. Так и решили идти по марене напрямки. Пришлось объяснять, что в горах по прямой быстрее попасть можно только на тот свет. Прооравшись двинулся по ложбине, забитой снегом. Уже начало смеркаться, когда авангард дошёл до озера, но спуститься к нему в том состоянии, в каком мы находились, было проблемно, да и площадок у озера не оказалось. Единственное место, где можно с трудом поставить палатки мы уже прошли, но как бы ни было противно мы вернулись. Это был самый длинный день.

Четвёртый день.

ПАВЕЛ ВОДА УЖЕ КИПИТ!!! День начался. Все приходят в себя от пережитого. Ирка поняла, что в этой стране есть вещи пострашнее Ментов, террористов, налоговой полиции, КРУ и чем там нас ещё пугают. Я за эти три дня ногу стёр так, что увидел нитки, которыми сшили мне связки, Миша сетовал на то, что его никто не предупредил, что будет так холодно. Он вообще единственный из нас в брезентовых штанах. Сказывается старая школа. Ванэс боролся с угрызением совести. Каштан с Шуриком жаловались на камень под которым стояла их палатка, с него видишь ли с грохотом падают капли от тающего снега. Всплыла ещё одна проблема, газовая. Но не как в Хохляндии. ГАЗА НЕТ! А как раз на оборот, его можно впаривать мимо проходящим группам, а всё потому, что Ванэс каким то загадочным образам подзаправляет свой болон и уже пошли четвертые суток, как мы на нём готовим еду, а он всё не кончается. Думаем по приезду командировать Ванэса в Хохляндию к Ющенко, чтобы поделился опытом.

После завтрака начались неспешные сборы. Каштан залепил мне ногу и снова в путь. Спуск к озеру был уже не так страшен, как вчера, хотя Ирка опять напряглась. Ещё раз убедившись, что с ночёвкой здесь была бы проблема, пошли дальше. Впереди маячила ещё пара озёр. Добрались до одного за один переход и остановились, уж больно сказочное место. Река в припрыжку по камням скатилась на плоскую террасу, упёрлась в бараньи лбы, прежде чем нашла выход расползлась по ней, и снова поскакала вниз, оставив нам шикарную площадку с абалденным видом на монгольскую границу. В этот день мы больше никуда не ходили, а зализывали раны и играли в ПРЕФЕРАНС.

День пятый.

ПАВЕЛ ВОДА УЖЕ КИПИТ!!! Сегодня нас ждёт перевал Узургу (1а). Ничего особенного, если не считать, что подниматься на него пришлось в сандалиях. На перевале открывается отличный вид на вершину БРАТ, куда мы не попали из за перевала с названием Ж… Сделав исторические фотографии на перевале, устремились вниз, в другую долину. Спуск был менее драматичен чем с Троих, хотя тоже по камням, а вот когда спустились, Ирку ждало новое потрясение. Крупная осыпь перегородила зелёный лужок с маленьким озерцом, в которое тут же залез Андрюха. Так вот эта осыпь не только перегородила лужок, но и путь до следующей стоянки на берегу озера. Вот на этих камнях Ирка снова боролась за жизнь, а Ванэса грызла совесть.

Ирка в очередной раз выжила, да и совесть пощадила Ванэса. Мы на озере и сказка продолжается. Опять потрясающий вид с бараньих лбов, опять роскошные площадки под палатки, опять река, перед тем как спрыгнуть вниз распласталась по террасе. Вдохновлённые Андрюхиным подвигом все разбрелись мыться. Машка бродит по лагерю с чистой головой как одуванчик, от чего вид у неё стал ещё блондинистей. Вечер подарил редкий по красоте закат.

День шестой.

ПАВЕЛ ВОДА УЖЕ КИПИТ!!! Решили в этот день спуститься до зоны леса подышать кислородом, а Ванэс половить рыбки. После Камчатки он подсел на рыбалку. Внизу открывалась прекрасная перспектива на сегодняшний день. Только вот места здесь глухие и не хожены, но об этом мы узнали позже, когда спустились. Сначала мы попали в болдеринговый рай. Огромные камни величиной с бытовку разбросаны по долине. А потом начинается зеленый ад. Это кустарник по пояс и тебе надо через него ломиться несколько километров до зоны леса. Ни о каких тропах речи нет, нормальные люди здесь не ходят. Так и я ломился, высоко задирая ноги, в шортах (потому что солнце светит), в сандалиях (потому что ногу стёр) через эту живую изгородь в надежде добраться до тропы, по которой за деньги водят на Иикту. До первых деревьев добрались часа за три, но тропы не оказалось. До основного леса ещё часа полтора по кустам, и как представили, что завтра по этим же кустам опять подниматься сразу расхотелось кислорода и рыбы. Мы пошли наверх и через 40 минут уже ставили лагерь на зеленой лужайке с узкой речкой и чудным видом на долину поросшую лесом и изобилующую кислородом, грибами и рыбой. Андрюха был обладателем ДЖЕПИЭСА и всё время пока мы блуждали по кустам он рассказывал о каких-то озерах, которые показывает ему эта электронная хрень. Мнения, где находятся озёра у моей карты и у ДЖЕПИЭСА не совпадали. Пока ставят лагерь и готовят корм, я отправился выяснять истину, благо, что по ДЖЕПИЭСУ до них всего метров 500. Но это по прямой, на бумаге и экране, а в той стороне, где должны быть озёра только крутой склон, по которому мне надо было карабкаться, пока наш лагерь не растворился на поляне. Ещё пришлось попрыгать по камням, прежде чем появилось первое. Тихое волшебное место, несмотря на высоту, берега заросли травой, из которой вылетела дичь, вода прозрачна как слеза, что само по себе редкость в этих местах. Два других были рядом, но для этого надо было чуть-чуть подняться. После озёр отправился посмотреть, куда нам завтра идти. Выходишь на ближайший холм в надежде увидеть ледник, а там другой. Лезешь на него, а там третий. Ты на него, а там ещё один. Так я и бродил по бараньим лбам, холмам, сыпухам и моренам пока не осознал что корм не только уже готов, но и съеден. Решил вернуться так и не увидя ледник Тронова. Уже на спуске были слышны чьи та крики, наверное потеряли чавой-та. Спустился, а в лагере только молодняк и красота. Старпёры отправились в спасательную экспедицию. Через час должен выходить молодняк. Это Миша поднял панику, его смущало то обстоятельство, что человек на пустой желудок может так долго бродить по горам. Как я и предполагал корм уже съели, но моя доля спокойно остывала в котле. Сегодня в меню появились грибы, и от этого окружающий мир стал ещё прекрасней. Вернулись спасатели, и закат мы встречали вместе.

День седьмой.

ПАВЕЛ ВОДА УЖЕ КИПИТ!!! Сегодня мы должны найти ледник Тронова и подойти под одноимённый перевал. Идём по описанию ребят, которые водят клиентов на Иикту, правда тропы так и не нашли. Зато нашли озеро, и вся мужская часть нашей экспедиции бросилась нудить (купаться), а женская часть была отправлена любоваться горными пейзажами. После водных процедур поднялись наверх, и перед нами открылось море из камней, вот реально моря также много, такие же волны, только из камня и ни капли воды. Поднимаемся на первую, а там следующая, а затем ещё, ещё и ещё. Вот так, то вверх, то вниз, а ледника не видать. Всё вроде просто, есть карта, ДЖЕПИЭС, фотографии, описание, а ледника нет. Уже зашли в ущелье, в котором он должен лежать, а там камни до самого перевального взлёта. Началась паника. КУДА ДЕЛИ ЛЕДНИК??? На карте он тихо, мирно лежит между двух хребтов, по ДЖИПИЭСУ мы давно идём по льду, на фотографиях все в связках и кошках на снежном поле, а мы стоим в царстве камней и видим снег только на вершинах. Всё ЗАБЛУДИЛИСЬ!!! По описанию должно быть ледниковое озеро, где обычно останавливаются восходители. Но как его теперь найти? ВЕРНИТЕ ЛЕДНИК В ЗАД!!! Бросили мешки начали искать, где можно ночевать. Я нашёл какую-то лужу около плоских камней, Миша тоже нашёл место, но там надо ледорубами разгребать площадки и воду он только слышал. Решили остановиться у меня. Пока все осваивали профессию плиточника, выкладывали из камней площадки под палатки, я отправился на поиски льда. Моё путешествие не увенчалось успехом. Ни льда, ни снега, только камни. Вернулся, а палатки уже стоят и готовится ужин. ЗАКАТ.

День восьмой.

ПАВЕЛ ВОДА УЖЕ КИПИТ!!! Что день грядущий нам готовит? Бредём по камням и привязываем фотографии к действительности. Вроде справа похоже на наш перевал, а чуть левее интереснее и снежник там есть. Туда и отправились. Добравшись до снежника, это всё что осталось от ледника Тронова, я сменил обувь. Троплю не спеша по снегу, а он всё круче и круче и плавно чередуется со льдом. Приходиться рубить ступени. Уже навалилась старость, а нам ещё идти и идти. Добрались до разрушенных скал и сменили шило на мыло, то всё под ногами скользило, а теперь всё сыпется. Скалы хоть и простые, по моим прикидкам, но всё равно крутоваты и надо искать приемлемый для всех путь. В одном месте отправил на разведку лучшего скалолаза нашего клуба Шурика. Но одно дело лазать без рюкзака, другое с рюкзаком и он забрался в такую задницу, что страшно было даже смотреть. Пока он, матерясь, спасал свой зад и рюкзак, мы пролезли в другом месте. Уже осталось совсем немного. Скалы стали ещё круче, впереди ломиться Шурик за ним красота, замыкаем мы с Андрюхой, мимо пролетают камни, Миша голосит, о вечности подумал, видно не торопиться с ней встречаться. Вдруг сюрпризов сверху стало меньше, и Миша умолк. Скалы кончались, и ЗДРАВСТВУЙ СНЕГ!!! Перед нами долина, по которой нас привезли пьяные аборигены, под нами ледник Талдуринский, белее только бельё тёти Аси. Слева Икту со своими восходителями, которые как в сказке превратились в камни. Мы пришли. Конечно это не перевал, а так, узкое седло. Перевал значительно ниже. Шурик сразу потребовал, чтобы эту хрень назвали его именем. Так мы и сделали, назвали этот маразм перевал Лапина. Победное фото и вниз ставить лагерь. Вскоре на белом поле появилось три зелёных пятна и много жёлтых. Миша требует, чтобы его сфотографировали. А то за свои не полные 70 лет он ни разу не ночевал на снегу, то есть прожил жизнь зря. Шурик начал кашлять и появилась надежда, что никуда не полезем, но Каштану уже не терпится куда-нибудь влезть (вроде и не пил), чем очень напрягает Ванэса. Андрюха тоже хотел пойти, но не хотел мешать. ВО-ВО, ЧТОБЫ НЕ МЕШАТЬ со счастливой улыбкой отказался Ванэс. Миша в своих брезентовых штанах захотел тоже поучаствовать в восхождении, но тут возразил я. Одно дело лишить страну одного физика, а другое сразу всех.

День девятый.

Восхождение.

Ночью Шурик кашлял ещё сильней, чем не давал умереть надежде. Убил её в 4 часа ночи Андрюха вестью, что ребята уже ждут на улице. Про себя матерясь, натянул мокрые итальянские ботинки на свежие Российские раны, напялил французскую каску на немецкую шапку и вышел в ночь навстречу судьбе. А там уже два молодых самца жаждут подвигов и славы. Моя задача заключалась в том, чтобы эти отважные парни вернулись домой. По этому бреду в середине, на их верёвке на скользящем карабине. Поднимались тем же маршрутом что водят клиентов. Когда появился шанс скатиться начали двигаться по переменно, сначала один выходил на всю длину верёвки, потом я, судя по отдышке, бежал к нему, затем второй подходил и сразу шёл вперёд, и всё повторялось. Снег сначала был твёрдый как асфальт, но по мере того как мы набирали высоту становился всё мягче и мягче. Вот солнце осветило облака и склон, снег совсем раскис. Наш лагерь превратился в три маковых зёрнышка на белой простыне, а мы всё идём, проваливаясь по колено в снежную кашу, и уже промокли насквозь. Последнюю верёвку на хребет Каштан вылезал по пояс в снегу. По хребту сначала надо было пройти по скалам, затем снова начинался снег. Если на скалах я не помню ни каких проблем, то на снегу напрягся. Дело в том, что это карниз, который смотрит в сторону нашего лагеря, а у меня есть друзья под которыми на Ушбе карниз обвалился и только благодаря счастливой звезде и природной ловкости Макса все остались живы. Перспектива пройти маршрут по укороченному варианту и скатиться вниз к лагерю нас не вдохновляла, по этому держались противоположной от лагеря стороны склона, а так как солнце сюда ещё не добралось, то снег был в состоянии застывшего бетона. К тому же с этой стороны гораздо круче и ты видишь только место, куда ты ежели чо прилетишь, а как ты туда полетишь загадка, в общем СТРАШНО. Колупались мы достаточно долго, снизу это место казалось гораздо короче. Наконец Шурик орёт, что дальше лезть некуда. Мы сразу заторопились к нему. Вот она вершина. Отсюда все дороги ведут вниз. Увековечив это событие для потомков, мы поспешили обратно.

А теперь про немецкую шапку. Мне подогнала её из самой Германии, Илюхина подружка, чтобы лысина не мёрзла. У немцев, наверное, после неудачного присоединения земель до Урала к третьему рейху, сложилось негативное представление о климатических особенностях нашей страны, и наверное по этому они изобрели шапку, которая прячет от мороза не только плеш, но и пол лица с шеей, так на всякий случай может опять придётся навещать наши края. Примерно в таких шапках наши силовики устраивают маски шоу в родной стране, только у наших шапка закрывает всё лицо, кроме глаз и рта, чтобы народ не видел, как им страшно, или стыдно. В дырочки для глаз они смотрят откуда им грозит опасность, а в дыру для рта они матерятся. Так вот про немецкую. Толи у меня череп не арийский, толи рожа кривая, только шапка всегда сползала на бок, и закрывала один глаз, так что на окружающий мир я смотрел одним глазом, как Кутузов или Нельсон. Я не то чтобы провожу параллели, но что-то символическое в этом есть, хоть и выгляжу на фотографиях менее героически, чем мои юные друзья.

Спускались вниз достаточно быстро и уверенно. Последнее препятствие это бергшрундт. Ребята организовали перила, я благополучно перебираюсь через трещину. Шурик рекомендует отцепиться от верёвки и идти уже в лагерь. Пропустив рекомендации мимо ушей беззаботно шагаю дальше. Вдруг верёвка напряглась и сверху раздалось не лестное мнение обо мне. Поворачиваюсь, а там мои герои валяются на склоне и на чём свет стоит кроют меня. Ну очень испугались.

В лагере нас ждали чай и слава. На подвиг ушло 7 часов. Только в лагере выяснилось, что этот подвиг я совершил в каске, одетой задом наперёд. После обмена впечатлениями собрали лагерь и отправились снова блуждать в лабиринте трещин. Чем дальше мы уходили от нашей победы, тем сильнее впивались лямки рюкзака в плечи. Ещё с ледника я приглядел озеро, до которого хотелось бы дотянуть и не сдохнуть.

НЕ СДОХ!!! Сидим на берегу озера, готовим ужин. Единственный недостаток этого места это ХОЛОДНЫЙ ЮЖНЫЙ ВЕТЕР. Он дул и днём и ночью, в одном и том же направлении с Икту. Нам ужасно повезло с погодой.

День десятый.

ДНЁВКА. Завтра ровно половина участников покинет это сказочное место и отправится вниз по реке. Их подберёт УАЗИК и отвезёт в Бельтир, оттуда повезут в Барнаул и самолётом в Москву, к телевизорам, компьютерам и машинам. А пока мы просто балдеем от пережитого, играем в преферанс, бездумно переводим газ, пялимся на Иикту с её каменными восходителями. Ирка просто светится от счастья, всё позади и она жива и невредима. Нам ужасно повезло с погодой. Мы не обгорели от солнца, не промерзли до костей. Увидели то, что многим и не снилось.

Конец первой части

События августа 2009 дописано в декабре

Автор: Кормилицын С.Ю.

Поделиться: