СОРЕВНОВАНИЯ ПО ПСР-2004

Опубликовано:

01 ноября 2016
СОРЕВНОВАНИЯ ПО ПСР-2004

Четверг. Вечер 18-00. Все примерные жители столицы покидают свои рабочие места и спешат по домам, поближе к мягким диванам, голубым экранам, махровым халатам и домашним заботам.

У меня за спиной рюкзак, а в голове постоянно крутится список необходимого снаряжения: «Я что-то забыла…» По взглядам прохожих понимаю, что что-то тут не так… Откуда эта странная одежда? Зачем у меня на ногах эти нелепые ботинки… и вообще, для чего мне нужны две каски, болтающиеся сзади, альпинистская и велосипедная?

Одежда… чтобы ветер был не так страшен, да чтобы не замерзнуть;… ботинки… чтобы не промокнуть в первые 5 минут после старта и продержаться хотя бы пару часов с сухими ногами;… а каски… это для меня и того парня. Всё в порядке! Я ничего не забыла.

Говорят: «Театр начинается с вешалки». А с чего начинаются ПСРы? У судей и участников ответы будут разные. Кто-то скажет: «Со старта…» Для кого-то они начинаются со сборов. Мне кажется, всё началось намного раньше… «Все вопросы к родителям!» — говорят у нас на скалодроме.

На вопрос друзей «Где проходят соревнования?» отвечаю, что старт дается в Митино, а финиш в Тучково (так заявлено в положении). Многие крутят пальцем у виска и говорят «Вы сумасшедшие!» Возможно, они и правы. Поживем — увидим.

Вот и место старта. Мандатная комиссия. Переупаковываем рюкзаки. Заключительная неторопливо выпитая кружка горячего чая. Темнеет. Начальные задания, придуманные судьями, поражают своей оригинальностью: «сделать повязку-чепец на пострадавшего», «пронести пострадавшего вокруг школы на время», «собрать палатку с закрытыми глазами». Кто сказал, что быть пострадавшим легче, чем его нести!? Едва не волоча первой и пятой точками по асфальту, дотаскиваем нашего «пострада» (Шурика) до финиша. Он выжил!!

Совсем стемнело. Дождались, наконец-то дают старт! Идем по легенде. Магазин, остановка «Школа», гаражи… «Прощай цивилизация!..» Начальные этапы: спуск и подъем — проходятся совместными группами. Работаем быстро: «Первый пошел! Второй пошел! Парашюты не забываем!». Количество рюкзаков соответствует количеству участников группы. Все здесь. И снова тропинки, перекрестки, полянки в дрожащем свете фонаря.

Этап «переправа».

Судьи, видимо, задались идеей максимально сблизить участников соревнований: на берегу длиной около 45 метров разместились команды (18 шт.) по 6 человек и рюкзаков в каждой, да ещё с отдельными плавсредствами. Чем-то напоминает толкучку на рынке. Отправляем на другой берег Илюшу. А через 5 минут понимает, что у него нет рации, и он не вполне понимает, что должен делать. Приходится кричать ему и доходчиво объяснять, за что потянуть, и где завязать узел. Когда ещё так душевно поговоришь с другом на столь жизненно важные темы. После некоторых манипуляций с веревкой из темноты появляется наша лодка, Евгений садится в неё и исчезает в темноте. Народу на нашем берегу прибывает, все новые и новые плавсредства. Какое разнообразие! Целая флотилия из надувных кашалотов, рыболовных лодок и катамаранов разных модификаций. Команды, работающие рядом с нами всё ближе и милее. Сколько теплых слов было произнесено. Дело чуть не дошло до личного контакта. Благо, всё обошлось без жертв и потерь (все выловлены из воды). Не считая 60 см нашей веревки, отрезанных соседней командой, видимо, желавшей облегчить нам ношу. Спасибо за заботу. Мы не остались в долгу!

И так слегка подмоченные, но уверенные в себе продолжаем движение по ночному лесу. Знакомые повороты дороги, «Красногорская лыжня»… А зимой здесь намного приятнее и чище. Через некоторое время добираемся до этапа «Ужин». Оказывается, опоздали на 1 минуту, «пролетели» с едой, схлопотав 2 максимальных штрафа (МШ). Прямо как у тетушки Полли из «Тома Сойера».

«Задвигаем» на ночное ориентирование. Нужно беречь силы, поддерживать мораль… впереди еще три дня. Ставим палатку и моментально засыпаем. По прошествии 2.5 часов темное время суток (ночь), отведенное на сон, пока условно считаем оконченным и идем на финиш ночного ориентирования.

Параллельные перила… палатка… непродолжительный сон… вот и первое октября. «Шура!! С Днем Рождения!!!»

Следующий этап. Перерисовываем КП с выходом на платформу Аникеевка. Это сладкое слово «электричка». Во истину, «лучше плохо ехать, чем хорошо идти». Садимся и сразу засыпаем. Давно не замечала за своим организмом такой способности, впадать в спячку при любом удобном случае. Эти пол часа в электричке кажутся манной небесной и самым разумным этапом, при прохождении которого у нас пополнились запасы пресной воды, и мы успели поживиться булками.

11-00. Высаживаемся на платформе Холщевики и идем дальше. Приходим на мост через речку Истра. Встречаем нашего фотографа Пашу. Он бодр и свеж и, видимо, выспался. Мы тоже сможем это сделать через три дня. Здесь «переправа», «пострадавший» и этап «Бурлак». Задвигаем на «пострадавшего» и «бурлака», ввиду нехватки времени и не гуманности условий (холодная вода, встречное течение и, вообще, здоровье дороже).

Уверенно в течение часа ищем следующее КП, находящееся в 2-х км выше по течению от предыдущего. В десятый раз сверяя карту и местность, по запаху костра выходим на КП «Обед». «Поедим, поедим! Наконец-то поедим!» 4 минуты на костер. Пол кружки чайку, пол кружки супчику на шестерых. Судья удовлетворен. Мы отправляемся к кастрюле макарон греющейся на горелке и салу. Вот это обед!

Далее наше движение продолжается вдоль ЛЭП. Невзирая на все преграды, неровности рельефа и неоднородность растительного покрова ломимся вперед. За разговорами, то, обгоняя, то, отставая от соседних команд, доходим до этапа «крутонаклонная навесная переправа». Этап не вызвал сложностей. Он был пройден под девизом «разрешено всё, что не запрещено». Уклон крутонаклонной навесная переправы близился к нулю.

Время идет и идет. Вот уже и вечер. В сумерках спешим дальше к КП «Родник» по лесам и полям. Всю суть модного сейчас «органического земледелия» испытываем на себе. Приходится идти по полю политому навозом. Вот как бывает! За 1,5 км до КП замечаем команду, спешащую за нами. Мы приходим на пункт раньше них. Решаем поиграть в «партизан» и перебинтовываем ноги в кромешной тьме. С выключенными фонарями уходим дальше. 20-30.

Этот пеший переход, судя по карте, не предвещал трудностией: дороги, поля. Прожектор луны освещает нам путь. В какой-то момент не находим нужной нам лесной дороги, нарисованной на карте, и ломимся по азимуту через лес. Мало радости слышно в голосах моих товарищей. Сказывается усталость, натертые мозоли, мокрые ботинки. Но надо спешить! Чем раньше придем, тем раньше ляжем спать.

Хуже всего Каштанову. Из темноты слышен скрежет его зубов. Ноги в хлам! По мере приближения к КП его походка становится всё более похожа на движения балерины. Наша Настя Волочкова!!

Питьевой воды сосем не осталось. У какой-то деревни нашли пруд и набрали воды в бутылки. Наутро увидели её цвет… «Вода цвета хаки!» Вот оно единение с природой! Но проблем с желудком мы избежали. Видимо, зараза к заразе не липнет.

Рассвет. Снова подъем. 15 минут на то, чтобы проснуться и собраться. В рюкзак. Этап 3+3. Опять принцип «разрешено всё, что не запрещено» Евгений разворачивает в нашу пользу. Двумя ударами топора заканчиваем дело, начатое бобрами, почти повалившими ствол диаметром 30см. Одними из первых покидаем этот этап.

Количество человек в нашей команде сократилось. Выбыл Каштанов. И всё таки есть незаменимые люди (именно из таких собрана наша команда)! Горечь потери борется с обидой, что за каждый этап мы будем получать дополнительно по 1/6 максимального штрафа. Борьба становится более ожесточенной.

Всё что отыграно на этапе 3+3 было «слито» на ориентировании. Не зная о наличии тропы вдоль реки и судейского пикета там же, мы пошли напрямик через болото. Время уходит на поиски наиболее сухих участков, но похоже, что мы забрались в лабиринт, и выход только один: идти по азимуту. Месим мутную жижу под ногами, проваливаясь, то по колено, то глубже. Прощайте последние сухие ботинки! «Доброе утро, Вьетнам!» Вспоминаются кадры из фильма про Рэмбо, мангровые заросли, солдаты, волочащие за собой автоматы, джунгли выжженные напалмом… Вот и очередная канава. Ещё метров 70 и мы выходим на тропинку. Ура! Отпечатки ботинок на земле очень воодушевляют. Мы спасены!

Выходим на этап медицины. Видимо, на радостях не можем вернуть к жизни заведомо не живой манекен. На вопрос о порядке действий при открытом переломе с подсказкой Дергачева, что этот вопрос был в тесте, вспоминаем, порядок такой 4,3,2,1. Но, что кроется за этими волшебными цифрами, никто из нас не знает. Тест делал Каштанов. Получаем свой законный штраф. И идем дальше.

Часть 2.

Какое счастье: можно переодеть сырые ботинки и топать по сухой грунтовой дороге. Наиболее тонко начинаешь чувствовать простые земные радости: найденная в клапане рюкзака недоеденная булка, поделенная на всех, поднимает настроение до неимоверных высот. Вот мы снова «бодры и веселы»! Догоняем команду «Планета» и ещё пару команд. Не находим судей на следующем КП и используем последнюю подсказку «помощь друга», звоним Щербине. «Дядя Саша! Это Катюшка (рук-ль команды «Планета»). Тут на КП никого нет, а нас целых три или четыре команды. Отметьте, что мы были.»

Под предводительством знатных ориентировщиков из дружественной и неравнодушной к нам команды «планета» паравозим за ними до следующего пункта. Поле, пронизывающий ветер, накрапывающий дождик… Здесь переправа через водную преграду длиной метров 60. Снова совместная работа с планетарными соседями. Нужно одеть систему и переобуть боты. Только сажусь на рюкзак, моментально засыпаю… «Ой!! Не спать! Косить!!» Простите, минутная слабость. Начинаем делать переправу. Первой на тот берег уходит Катя из команды «Планета» под бодрую песню «По речке плыла лошадёночка..» исполненную дружным хором «Old School». При переправе не пострадало ни одного кролика, не считая нашего плавсредства: пробоина в борту. А нам ещё итить и итить. Но нас это мало расстраивает. «Какие мелочи!» И вот он заслуженный отдых. Можно погреться, посушиться, поесть и даже поспать. «Спасибо товарищам судьям, за наше счастливое детство!»

Около 23-00 напяливаем наши рюкзаки и идем в ночь навстречу новым приключениям. По условиям где-то около реки на площади 2 на 1 км находятся пострадавшие, нужно им оказать помощь и перенести на носилках до следующего КП (около 5км). Ночное ориентирование уже не кажется столь абсурдным. Действительно, человек привыкает ко всему, даже к ночному ориентированию.

Лес, дорога, поселок, люди без рюкзаков (странно…), поле, снова лес… сквозь листву замечаем огоньки костров и голоса людей. Это здесь. Находим судью, выдающего нам пострадавшего. Из всего разнообразия нам, конечно же, достается самый, самый… «Люди с такими щеками не должны страдать!» Размышлений на тему нести или не нести даже не было. Только желание получить наименьший штраф заставил помедлить и хоть как-то создать видимость того, что мы вышли на этап и даже сделали носилки. И снова ночные прогулки по лесу. Идем напрямую через лес. Только убираю компас, начинаю понимать, что идем мы не туда. Леший водит и кружит. Компас в руки и только по нему. Всё хорошо! Вышли на поляну, вот и деревня, дачи, река. Вот и место ночевки. Ставим палатку. Нужно найти побольше дров на утро: Евгену жечь костер перед судьями. Усталость валит с ног и затуманивает мозг. Даже задача «собрать дрова» вызывает затруднения у некоторых участников нашей команды. Наиболее здравомыслящие популярно объясняют остальным куда пойти, что взять, где сложить и что делать дальше. Мы победили усталость и маразм! Дело сделано, можно спать.

«Доброе утро!» Эта мысль вызывает некоторые сомнения: так ли это? На улице заметно похолодало, и накрапывает дождь. В 8-00 выход. Одно утешает: «Сегодня уже воскресенье! А значит, финиш близок!» Стартуем. Можно идти не просыпаясь. Это очень даже удобно. Шаг за шагом. Подходим к знаменитому (в узких кругах ограниченных людей) тучковскому подвесному мосту. Этап называется «последний брод». В очередной раз восхищаюсь остроумием судий: сразу появляются вариации на тему… «последний бред» (ну, сколько можно издеваться над людями…) или более мрачное «… и выжившые позавидуют павшим». Да, здесь действительно собрались люди, из которых можно делать гвозди… кремни! Мне же досталась скромная роль пострадавшего, о чем нисколько не жалею… J

Далее идем ещё пару километров вдоль реки… «Идется легко, дышится свободно» (любимая цитата из описания крымских пешеходных маршрутов 1960го года). И снова переправа… Теперь это для нас дело привычное, но не тут то было. Вчера вечером в пылу гонки, работая совместно с командой «Планета», мы порвали наше дорогое плавсредство. Пробоина не маленькая, сантиметров 10. Собрав все наши «незаменимые» мозги и «очумелые ручки» в кучку, сообразили нечто похожее на заплатку: резиновая лента+лейкопластырь+скотч+лейкопластырь. Этого как раз хватило на то, чтобы переправить 5 человек на другой берег. Уложившись во время, убегаем на следующий этап.

На последнем техническом блоке нас ждало много интересного, например, бергшрунд (последний бергшрунд в Московской области) или этап «связки» (к сожалению, наша команда не смогла полностью осуществить задумку судей и представить 3 связки, так как 5 на 3 ни на 2 не делится). Многое из совершённых действий поражали разум неподготовленных зрителей. Так, например, Гипс зажумарил наверх с космической скоростью, за одно движение жумара преодолевая почти два метра. А во время спуска пострадавшего на носилках чуть не произошла потеря пострадавшего. Не со зла, конечно. Особенно удался этап «связки». Повеселились от души. Евгений претворил в жизнь лозунг «спасение утопающего (т. е. пострадавшего) дело рук (т. е. ног) самого утопающего (т. е. пострадавшего)». Он накручивался и распирался коленками так, что ему могли позавидовать даже маститые скалолазы (по условиям у пострадавшего не работали только руки). Это помогло совершить мне почти невозможное: вытащить его наверх с помощью одного жумара. На этой веселой и оптимистичной ноте мы достигли, как подарка судьбы, состояния полного финиша, что соответствовало задумке неоднократно упоминавшихся судей.

Что же было дальше?.. Потом мы приводили себя в человеческий вид, отклеивая метры лейкопластыря с конечностей, купались в Москве-реке, собирали рюкзаки и т.д. А ещё были итоговые протоколы. Оказалось что, мы, не только неплохо выступили, но и стали четвертыми. Было награждение победителей, толпа судей, которым хочется сказать огромное спасибо и пожать их мужественные руки, и поблагодарить, прежде всего, за адекватность, а так же за доброжелательность и остроумие… (припоминая шутку о том, кто же все-таки любит детей…). Но это всё внешняя сторона. А что в душе? В душе было очень теплое ощущение оттого, что для преодоления 75 км в течение трех дней шестерым «незаменимым» (или «неискоренимым») хватило одной палатки, четырех спальников, одной одноместной лодки, трех кружек и ещё небольшой кучки снаряжения. Нет, математика здесь не при чем. Просто, мы классно провели выходные! ПСРы начались не со старта и закончились совсем не финишем, да, и закончились ли вообще?…

«Нет дороги окончанья…

Есть зато её итог.

Дороги трудны,

Но хуже без дорог…»

октябрь 2004

 

Автор: Жилина Анна

Поделиться: